Дмитрий (blagowesch) wrote,
Дмитрий
blagowesch

Ни прибавить ни отнять. К дискуссии о том, где лечить рак

Оригинал взят у kleo в К дискуссии о том, где лечить рак
На "Эхе Москвы" в воскресенье прошла передача "Онкология. Жизнь после диагноза" - такая же приторно-бестолковая, как и все на этом радио. Начать с того, что ни лечащие врачи, ни сами пациенты, как правило, не называют рак "онкологией". Бабушки с лавочки, случайные обыватели, столичные хипстеры с "Эха" и прочие невежи - называют: вот так у них в сознании наука о болезни замещается самой болезнью, и уже отсюда возникает тема априорной безнадежности борьбы за жизнь.

Когда ваша покорная слуга как-то неловко брякнула в этом контексте "онкология", один очень достойный врач пристыдил меня: ну, вы же думающий человек, вы понимаете, что рак - он рак и есть. Оно же - карцинома. Не стоит этих слов бояться. Нужно бояться не слов, а проблем. А лучше вообще не бояться проблем, нужно решать их по мере возможности. Во всяком случае, пытаться.

Так вот. На самом деле эховская передача про "онкологию" была про то, где лучше лечить рак, у нас в России или за рубежом, в дойчляндиях-израилях. Догадайтесь с одного раза, к какому выводу пришли на "Эхе". Естественно: "у них всё лучше", а у нас не может быть лучше, потому что мы Россия, у нас такого нет, не будет никогда. Словам самих врачей-онкологов о том, что профессиональная, интеллектуальная, а кое-где и материальная база у нас ничуть не хуже, чем на Западе, естественно, не верили. И совершенно зря.

Воинствующие невежи, а вместе с ними далекие от темы обыватели, никак не могут понять главного: проблема рака в России - это проблема не только и не столько медицинская, сколько социальная. Проблема обзывается жестоким словом ПОХУЙ. Нашей системе здравоохранения похуй на живого пациента. И чем сложнее и запутаннее у пациента проблема, тем сильнее похуй на него.

Не похуй может быть конкретному врачу. Группе врачей. Медперсоналу конкретной больницы. Если сильно повезет, можно переходить от одного толкового и неравнодушного врача к другому. Но рано или поздно натолкнешься на людей, которым будет совершенно похуй. Не потому, что они сами по себе такие похуисты и им плевать на клятву Гиппократа. Нет, такими их сделала система, она их натурально заебала и закатала, превратила из ВРАЧЕЙ в рабочие придатки проржавевшего и бестолкового механизма здравоугробления. А им не хватило сил сопротивляться ей. И они, очень возможно, сведут на нет успехи предыдущего лечения.

Хуже того. Похуй, прежде всего, обществу. Общество воспринимает ракового пациента как пассажира, взявшего билет в один конец, на ПМЖ в иной мир. Он еще жив, он хочет жить, он борется - но для общества он мертв, общество его уже списало. И для коллег он уже в прошлом. И для "друзей". И для родственников (если они еще остались). Общество настолько развращено, атомизировано, пресыщено разнообразными никчемными людишками, что не знает цену настоящим людям. Оно выбрасывает их с легкостью, как социальный мусор, как отходы, даже не пытаясь побороться вместе с человеком на одной с ним стороне. В нашем обществе общество обычно играет против человека, вместе с раком, на одной стороне со смертельной болезнью. И именно отсюда, между прочим, происходят безнадежные депрессии, которые толкают раковых больных в окно. С болью еще можно как-то справиться, но с больным обществом - увы. Больному обществу можно и дальше вкалывать информационные наркотики, но излечить его способна лишь тотальная перезагрузка ценностей и смыслов.

Поэтому да - если есть возможность лечить рак "у них", то лучше именно у них, а не у нас. Здесь могут сделать ПЭТ-КТ не хуже, чем на Западе. И химию не хуже, чем на Западе. И операцию не хуже, чем на Западе. И денег на все про все уйдет на многие порядки меньше, чем на Западе.

Но потом, когда наша медицинская система сочтет свою функцию исполненной, ей станет совершенно похуй на конкретного пока еще живого пациента. Она не станет "вести" его всерьез и постоянно, как это требуется при раке. Она с удовольствием о нем забудет. Может быть, еще разок проснется, обратит внимание, когда с ним что-нибудь случится, при каком-нибудь критически опасном ухудшении. То есть, когда время будет безнадежно упущено. Но будьте уверены, что у нее всегда найдется 100%-но верная отмаза:

- А что же вы хотите? Болезнь берет свое!

ps. И если кто-то из моих прекрасных френдов и читателей упрекнет меня за "непатриотичность", мол, как ты можешь говорить такие вещи, ты ж за Путина, ты лоялистка, за Россию, все дела... - сперва, пожалуйста, проверьте на себе. А потом судите, кто на самом деле против Путина, может быть, скворцовы с печатниковыми?

pps. Этот текст был написан вчера, т.е. до смерти Жанны Фриске. Но я не стала ничего менять в нем.

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments